В России же ценится не личность, а кресло, которое личность занимает, ну а точнее – близость к власти. Вот кресло премьер-министра РФ стоит минимально 20%. То есть, вот взяли Кириенко. И никому неизвестный Кириенко, с рейтингом ровно ноль, в течение двух месяцев у него рейтинг стал 20%. Убрали Кириенко, поставили Примакова. Примаков, до того, как стал премьер-министром, как вы помните, был министром иностранных дел – у него был рейтинг ровно 1%. Ровно 1%. Через два месяца у него стал рейтинг 40%. Убрали Примакова, посадили Степашин – 20 стабильных процентов следующие два месяца. Убрали Степашина, посадили Путина – последствия вам тоже известны. Поэтому когда нет премьера, выставляемого как преемника на следующий срок президентский, в данном случае, я имею в виду Фрадкова, и я думаю, что Путин, безусловно, не раздумывает на тему о том, стать ли Фрадкову следующим, или нет – то, безусловно, тот, кто продается как следующий. За очень короткое время его рейтинг поднимется до 20%, безусловно.

Эти и другие любопытные факты и размышления о “преемственности” власти в России в интервью Бориса Березовского для радиостанции “Эхо Москвы.”